Основатель Coinbase о цифровых валютах, ICO и «синдроме Netscape» у блокчейна

Компания Coinbase, основанная в 2012 году, за несколько лет выросла из проекта одного разработчика в многопрофильный конгломерат, включающий платформу для продавцов и цифровой кошелек Coinbase и процветающую биржу GDAX. В индустрии, где взрослые люди тратят большую часть своего времени на ругань в Твиттере, отстаивая идеи, которым сложно найти рациональное объяснение и говорят об изменении мира почти с религиозным фанатизмом, Coinbase, основанная Брайаном Армстронгом (Brian Armstrong) получила прозвище «голубая фишка» (высоконадёжная компания — «blue chip») за свою стабильность и адекватность.

Хотя и с Coinbase имели место случаи невнятного поведения, например, план создания среды для разработчиков под названием Toshi поверх Биткоина, или попытка Армстронга повлиять на исход дебатов о масштабировании, что вызвало неудовольствие некоторых клиентов его компании. Однако, все это не помешало Coinbase активно развиваться, собрав более 100 миллионов долларов, последовательно создавая устойчивый бренд и качественный продукт.

В своем недавнем интервью, Армстронг выразил оптимизм по отношению к развитию Эфириума и запуску нового платежного приложения на основе этого блокчейна – Token (проект Coinbase). Помимо этого, он отметил свое настороженное отношение к ICO и достаточно подробно и открыто рассказал о направлении развития своей компании.

Так как биткоин все чаще используется в качестве финансового актива, Армстронг отметил, что одна из его целей – сделать так, чтобы криптовалюта достигла новых высот. Именно поэтому он считает запуск приложения Token важным шагом в развитии Coinbase.

«Меня будоражит идея того, что мир получит открытую финансовую систему. Я хочу, чтобы вся индустрия задумалась над тем, что нам нужно сделать для того, чтобы криптовалюты перестали быть спекулятивной инвестицией и использовались для оплаты товаров и услуг», — сказал он.

О Token

Как и в случае с другими криптовалютными стартапами, Армстронг, говоря о Token, всегда помнит и о другом продукте, в данном случае это WeChat. Это приложение для обмена сообщениями упоминалось Circle в качестве конкурента Coinbase на рынке осуществления посреднических услуг. Однако Армстронг отмечает, что путь развития его проекта не пересекается с WeChat. Ключ к развитию Token – возрастающий интерес вокруг блокчейна Эфириума – порой в той степени, которая и не снилась Биткоину.

Оглядываясь назад, Армстронг вспоминает, что бывшему разработчику Биткоина Майку Херну (Mike Hearn, ныне член команды R3 CEV), потребовалось около 8-9 месяцев, чтобы создать приложение на Биткоине под названием Lighthouse. По словам Армстронга, он нашел способ с помощью Эфириума открыть разработчикам доступ к своей платежной платформе в той степени, в какой вряд ли позволит Биткоин.

«Уже есть несколько приложений на базе Token. Процесс создания всей системы занял три часа – разница по сравнению с Биткоином очевидна», — отмечает Армстронг.

В этом ключе он назвал технологию Эфириума «Моментом Netscape», приписав эту фразу венчурному капиталисту Фреду Уилсону (Fred Wilson), чья компания Union Square Ventures является инвестором Coinbase.

О блокчейнах центробанков

Сейчас достаточно остро стоит вопрос о том, по-прежнему ли открытые блокчейны — лучший способ расширения доступа к финансовым услугам. Также не прекращается дискуссия о том, является ли роль «цифрового золота» тем направлением, которое лучше всего подходит для дальнейшего развития биткоина.

Одним из вопросов, который был затронут в интервью с Coindesk – сможет ли Армстронг когда-либо изменить стратегию технологического развития компании, если это потребуется. Например, в случае возникновения некоторой гипотетической ситуации, когда биткоин станет развиваться в более узком направлении, а цифровые валюты, созданные центробанками, станут средством расширения доступа к финансовым услугам.

Армстронг отмечает, что такая возможность существует, особенно на фоне того, как центробанки играют все большую роль в сообществе блокчейна.

«Моя теория заключается в том, что некоторые прогрессивные страны будут добиваться от своих правительств такого положения вещей. Однако будет и другая категория регионов, где все развитие будет происходит стихийно», — отмечает Армстронг.

В то время, как это может стать «действенным способом расширения доступа к финансовым услугам», продолжил Армстронг, это все равно вряд ли сможет создать такую открытую банковскую систему, которую он сам хочет построить. Более того, в большинстве случаев, это развитие может происходить «вопреки правительству» и без участия традиционных поставщиков финансовых услуг.

Об ICO

Когда разговор зашел об ICO, Армстронг отметил, что Coinbase была попросту завалена предложениями от компаний, пытавшихся разместить подобные токены на бирже. Однако в то время, как другие биржи довели до совершенства процесс быстрого добавления криптовалют в свои листинги, он отметил, что не стоит ожидать подобного поведения от Coinbase.

«Мы не стремимся к тому, чтобы быть самыми быстрыми и самыми дешевыми, мы стараемся быть самыми надежными и удобными в использовании. Мне бы очень хотелось, чтобы к концу года на нашей бирже числилась дюжина криптовалют – это правильная долгосрочная стратегия. Но мы должны быть уверены в том, что мы добавляем их безопасно и без спешки», — сказал Армстронг.

Тем не менее он согласен с тем, что в концепции ICO есть что-то, воплощающее в себе то, как биткоин достиг ценности и сетевого эффекта, но реализующее это в другом ключе. Армстронг рассматривает ICO как еще один способ использования блокчейна для расширения доступа к сервисам, в данном случае – к капитализации стартапов.

«Некоторые люди обладают доступом к огромным инвестициям в Кремниевой долине, однако большинству такая роскошь недоступна. Для них есть ICO», — отметил Армстронг.

Об Уолл-стрит

Армстронг также нацелен на еще один ключевой регион, находящийся на другом конце страны от Сан-Франциско – Уолл-стрит. Это неудивительно, учитывая растущую ценность криптовалютного рынка. Не вдаваясь в подробности, Армстронг признал, что GDAX наняла сотрудников, которые начали переговоры с хедж-фондами и семейными инвестиционными фирмами. На вопрос о том, означает ли это, что Coinbase может начать работу на фондовой бирже или выпустить специализированный продукт для этих целей, Армстронг ответил достаточно уклончиво.

«Я считаю, что лучшее, что мы можем сделать с GDAX – это постепенно занять наилучшее место в индустрии», — сказал он, сравнив Coinbase с финансовой корпорацией Fidelity в мире криптовалют, а GDAX – с Нью-Йоркской фондовой биржей.

Однако он отметил, что это займет немало времени. 

«Если трейдер не может обработать объем в 1 миллиард долларов, то он никому не интересен», — сказал Армстронг и добавил: «Но капитализация увеличивается втрое каждый год, так что это – вопрос времени».

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *